Энвер Арпатлы: «В Крыму есть силы, которые противопоставляют себя крымско-татарскому народу»

Alvaros
Онлайн

Alvaros

Ветеран
.
Регистрация
14.05.16
Сообщения
21.461
Реакции
102
Репутация
204
Известный крымский политик об историческом выборе своего народа в 2014 году, незаживающих ранах, проблемах и надеждах своего народа и региона

«Аксенов как управленец, как кризис-менеджер эффективен. Но не надо забывать, что еще есть целый пул тех, кто был до него и, возможно, будут после него. Они есть, и, к сожалению, некоторые из них меняться просто не хотят», — считает Энвер Арпатлы, один из самых авторитетных политических деятелей, представляющих в российской власти крымско-татарский народ. В интервью «БИЗНЕС Online» Арпатлы рассказал о том, кто и зачем продолжает шельмовать крымских татар на родной земле.

bez-imeni-4.jpg

40-летний Энвер Арпатлы в украинскую эпоху возглавлял Алуштинский меджлис крымских татар, а в 2014 году он и его сторонники приняли осознанное решение созидать и развивать республику в составе России
ОТ РЕДАКЦИИ


На прошлой неделе «БИЗНЕС Online» по случаю начала курортного сезона на юге России опубликовало интервью с известным блогером из Крыма Александром Горным. Основная его тема — готовность самого молодого российского региона к приему туристов «ковидным» летом 2020 года. Между тем в разговоре наш собеседник, размышляя о нынешнем внутреннем положении в Крыму, допустил ряд спорных суждений в отношении одного из государствообразующих народов республики — крымских татар, которые буквально взорвали сеть и вызвали бурную реакцию со стороны крымско-татарского сообщества. В частности, повторив ряд популярных среди части населения, но, безусловно, сомнительных с исторической точки зрения тезисов о массовом коллаборационизме крымских татар в период Великой Отечественной войны, которые и привели в итоге к депортации народа в 1944 году, благодаря чему «Иосиф Сталин спас крымских татар от расстрела».

Оговоримся, что редакция не разделяет подобный взгляд на исторические события нашей недавней истории, при этом, руководствуясь правилами работы СМИ в демократическом обществе, мы решили опубликовать мнение героя нашего интервью по данному вопросу (кстати, для нас это обычная практика — давать слово представителям различных идеологий и публиковать диаметрально противоположные точки зрения). К тому же, Горный не раз высказывал эти же тезисы на популярных федеральных площадках, например, сайте «Эхо Москвы», где его блоги набирают десятки тысяч просмотров. Давая трибуну для подобных интервью, безусловно, «БИЗНЕС Online» считает, что тема межнациональных отношений, а также анализа различных непростых исторических событий, безусловно, требует максимальной осторожности, вдумчивости и профессиональности в суждениях, дабы не быть поводом для новых распрей и конфликтов.

Кроме того, мы решили дать слово оппонентам той точке зрения на прошлое и настоящее крымских татар, которая была изложена блогером Горным. И еще одним собеседником «БИЗНЕС Online» стал крымский политический деятель Энвер Арпатлы. 40-летний Арпатлы в украинскую эпоху возглавлял Алуштинский меджлис крымских татар, а в 2014 году он и его сторонники приняли осознанное решение созидать и развивать республику в составе России. Работал заместителем мэра города Алушта, далее переехал в Татарстан, где являлся первым заместителем администрации в Пестречинском районе, а затем был вице-премьером Карачаево-Черкессии. Сегодня Арпатлы живет в Москве и является помощником депутата Госдумы. Арпатлы пользуется большим уважением среди своих земляков, имеет свою независимую точку зрения на многие происходящие события в Крыму и стране и, как нам показалось и что важно подчеркнуть, является патриотом своего народа и России.

rian-2432207.jpg

«Когда задевается вопрос коллаборационизма, каких-то событий и действий, связанных со Второй Мировой, с депортацией нескольких народов, это высказывание вызывает некую бурю»
«КОГДА ТЕБЕ ПЫТАЮТСЯ НАДАВИТЬ НА РАНУ, А РАНА ЭТА ЕЩЕ ДО СИХ ПОР ЕСТЬ…»


— Энвер Алиевич, интервью блогера Александра Горного, вышедшее на «БИЗНЕС Online», а конкретно его тезисы относительно прошлого и настоящего крымских татар — коренных жителей региона, вызвали довольно бурную реакцию. Посты в соцсетях, материалы в СМИ… Почему этот материал вызвал такой ажиотаж?

— Причем бурная реакция не только среди крымскотатарского общества. В любом многонациональном социуме подобное высказывание или подобное поведение вызывает определенного рода реакцию. Более того, я скажу, что даже Кавказ бурно отреагировал. Потому что в любом случае, когда задевается вопрос коллаборационизма, каких-то событий и действий, связанных со Второй Мировой, с Великой Отечественной войной, с депортацией нескольких народов, в том числе кавказских (под одним указом, под одними формулировками), любое это высказывание вызывает некую бурю. На мой взгляд, таким суждениям не место в федерального уровня СМИ, каковым, безусловно, является «БИЗНЕС Online».

В данном случае человек позволил себе, обладая уже определенным электоральным полем, скажем, «Эхо Москвы» ему помогает в этом активно развиваться, транслировал мысль, которая совершенно не соответствует действительности. Попытался в очередной раз оживить уже давно разбитый миф о каких-то там тысячах, десятках тысяч перешедших куда-то воевать, озвучил открыто… Более того, еще назвал субъектообразующий, обращаю внимание, коренной народ Крыма — крымских татар —» проблемой для Крыма». То есть это однозначно как минимум не говорит о далекости ума этого человека. Я это так вижу. То есть основная реакция вот эта.

И в любом случае, когда тебе пытаются надавить на рану, а рана эта еще до сих пор есть… Она заживает, но она есть. Высылку, даже если я ее не ощутил на себе, как депортированный, то ощутил ее на себе, даже в свои 40 лет, как родившийся в депортации. То есть в изгнании фактически. Когда меня спрашивают, где ты родился, отвечаю: «Родился в ссылке». И многих это удивляет: как можно родиться в 1980 году в ссылке? А вот так. Потому что, если все остальные народы, депортированные в 1943-1944-м, народы Кавказа, в 1957-м, в принципе, массово также были возвращены, то крымские татары, основная часть, вернулась гораздо позже. Первый массовый поток — это 1989-й, 1990-й, 1991-й. Фактически 50 лет мы пробыли за пределами своей Родины, вдали от своих домов и так далее. И эта рана в любом случае есть, и трогать ее грубо как минимум некорректно. А еще если не разбираешься, как в данном случае этот господин Горный, называющий себя блоггером и общественником, тут и возникает такая реакция.

— Но, откровенно говоря, Александр Горный не сказал в последнем интервью чего-то принципиально нового. Эти мысли он довольно регулярно излагает на такой популярной коммуникационной площадке как сайт ведущей разговорной радиостанции страны «Эхо Москвы». И, кстати, его блог там достаточно популярен. Почему же все это время ничего не было слышно о претензиях, скажем, главреду «Эхо Москвы» Алексею Венедиктову?

— Знаете, собака лает, караван идет. Восточная мудрость, она всю жизнь существовала. И откликаться на каждого такого лающего тоже иногда много чести. То есть противопоставлять свое самосознание и целую нацию какому-то одному вот такому… Ну, «ублюдок» я применю, потому что слово «ублюдок», оно на самом деле такое… Пускай читает значение по словарю Даля.

Что касается господина Венедиктова — да, однозначно будем с ним беседовать на эту тему. Более того, как раз-таки господин Венедиктов в недавнем прошлом обратил внимание на то, что в Крыму происходят странности. Довольно крупные странности. В одном из сел в Бахчисарайском районе было обнаружено, что на плите воинам, ушедшим на Великую Отечественную войну, было всего семь фамилий, на памятной доске. А оказалось, что их там порядка 67, грубо говоря. 60 отсутствуют. Соответственно, местные меценаты скинулись, и к семи славянским фамилиям дописали всех тех, кто ушел.

— С подачи Венедиктова это и случилось?

— Он эту тему поднял, показал, что это несправедливо. Почему я и говорю насчет Алексея Алексеевича Венедиктова, он заметил и дал эту публикацию после того, как какая-то мразь очередная взяла и этот дописанный список, плиту, поломала на второй день после установки. Понимаете, насколько эта ситуация непонятная? Настолько люди заражены дезинформацией, в том числе, с помощью таких вот псевдообщественников, как Горный, что они выплескивают свой негатив в таком виде. И прошу заметить, именно Венедиктов на федеральном уровне этот вопрос озвучил, и он говорил об этом искренне. Я думаю, после более детальной беседы с господином Венедиктовым мы найдем какое-то решение и какой-то выход из данной ситуации.

Тем более, если глубоко изучать этого персонажа Горного, проследить за его публикациями, а к моему сожалению, я действительно, может быть, не следил… Но когда все это проанализировали за последние несколько лет, все его высказывания, оказалось, что это самый настоящий татарофоб, самый настоящий разжигатель межнациональной розни, который постоянно, на удивление просто, позволяет себе оскорблять все и вся. До момента, пока он не столкнется лично, наверное, с нами, я не знаю. Конечно же, мы его, может быть, сейчас призовем к публичному ответу или даже к прямому эфиру совместному. Хочется послушать его. Ну, либо второй вариант, сейчас модно: можем его вызвать на ринг, пожалуйста. Можем посоперничать, посмотреть, насколько он силен не только в своих скверных выражениях, но и физически сможет себя показать. Вот как-то так я это вижу.

bophotos-104250-2-1.jpg

«Как раз-таки господин Венедиктов (на фото) в недавнем прошлом обратил внимание на то, что в Крыму происходят странности»
«ЭТИ ЛЮДИ ПОСТОЯННО ПЫТАЮТСЯ ПРЕПОДНЕСТИ ЛЮБОЕ ЖЕЛАНИЕ ИЛИ ЛЮБОЕ ТРЕБОВАНИЕ КРЫМСКОГО ТАТАРИНА КАК ЧТО-ТО СВЕРХ НОРМЫ»


— При этом если блоги Горного пользуются популярностью, не кажется ли вам, что немало есть тех в Крыму, кто разделяют его точку зрения в отношении крымских татар?

— Мне не просто кажется, я в этом убежден. И не просто убежден, а ситуация такова, что не первый год и не первый десяток лет в Крыму есть силы, которые противопоставляют себя крымскотатарскому народу. Очень часто мы слышим такие выражения, что якобы кто-то из крымских татар или из руководителей «Меджлиса», скажем, в прошлом, пытался чем-то манипулировать или на чем-то играть. На самом деле, когда ты глубоко анализируешь ситуацию, оказывается, что еще с 1980-х годов, с начала 1990-х или 2000-х и даже сейчас одни и те же люди сидят и занимаются национальной политикой. И это совсем не крымские татары. Эти люди постоянно пытаются преподнести любое желание или любое требование крымского татарина как что-то сверх нормы. Тем самым пытаясь перевернуть это как завышенные требования и так далее. Но зато никто никогда не говорит, что, ребята, давайте я вам дам свои тапочки, походите в моих туфлях и поймите, что это было. Никто об этом не говорит. Или никто не задумывается, что любое мнение человека, независимо от его национальности, это мнение ячейки общества. Это такой же член общества, такой же гражданин. И что бы он ни требовал, он получается часть этого общества, этого социума.

То есть нужно реагировать на это спокойно, без призмы национальности и вероисповедания. Логично? Я так, по крайней мере, это понимаю. Когда ко мне обращается армянин или еврей, я же не рассматриваю его как армянина или еврея. Я его рассматриваю как гражданина с его активной позицией. К сожалению, у нас, повторяю, не крымские татары, а такие личности как Григорий Иоффе, который просто несменяемый какой-то руководитель общественной палаты Крыма, и еще ряд других фамилий каких-то так называемых специалистов, Форманчуки (Александр Форманчук — политолог, зампредседателя Общественной палаты Крыма прим. ред.) и так далее, транслируют одно и то же.

Более того, в последнее время, настолько не разбираясь в тонкостях национальной политики Российской Федерации, забыв, что все-таки у нас аж целых 22 республики и еще несколько различных краев и автономных округов, в которых проживают различного рода национальности, которые являются субъектообразующими, они попробовали прописать такие острые вопросы как коллаборационизм, сотрудничество с оккупационными войсками и так далее в учебниках в Крыму. Это был вообще какой-то нонсенс.

— Откровенно говоря, об учебнике «История Крыма», из которого по инициативе крымских татар изъяли главу о коллаборационизме времен Великой Отечественной войны, мы узнали тоже из блога Горного.

— Самое интересное, что вот такие, как Горный (это сейчас он Горный, потому что он с совершено другой фамилией человек и с совершенно другим прошлым), они на этом паразитируют, набирают себе очки. Всегда есть тот, кто поддержит тебя в таком начинании. Есть люди узко мыслящие, есть, которые плохо относятся к другим национальностям. И они всегда будут. Вопрос в том, как мы их будем подпитывать. То ли мы их будем учить тому, чтобы они жили в мире и согласии с другими, то ли они будут подпитываться вот такого рода манипуляциями и будут жить на противопоставлении друг другу, тем самым создавая конфликтные ситуации.

«КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ — ЭТО СУБЪЕКТООБРАЗУЮЩИЙ НАРОД»


— Получается, политика на местах резко расходится с тем, что декларирует в отношении Крыма федеральный центр?

— Еще как!

— То есть в регионе мы наблюдаем, что не все так однозначно; с чем это связано — с равнодушием, руки не доходят до всего или, к примеру, с попустительством кураторов из Кремля?

— Нет, это не попустительство. Мы знаем, как устроена вся политика в Российской Федерации, это не секрет. И очень многие вопросы на самом деле исключительно субъектового уровня.

Есть определенные маркеры, которые показывают, что происходит в республике. И у нас, как правило, к сожалению, повторяю (я же не первый год на госслужбе, поэтому мне эти вопросы известны), реакция поступает тогда, когда уже что-то произошло. Работать на опережение, это второй вопрос. Те, кто сегодня недооценивают возможный накал в связи с такими проявлениями в Крыму, просто потом поплатится. Но ценой этому будут все-таки какие-то события, при которых кто-то обязательно пострадает. К сожалению, говорю. Я бы этого никогда не хотел, всегда нацелен на то, чтобы это все, наоборот, локализовать и предусмотреть. Но у нас почему-то пока это прокатывает, так это назовем. До момента, когда где-нибудь не даст осечку. Чего бы очень не хотелось. Хотя при самом худшем развитии мы можем получить ситуацию по аналогии с тем, что было на Кавказе в 1990-е. Этого ни в коем случае нельзя допустить!

— Но при этом мы не слышим все эти годы о каких-то серьезных столкновениях в Крыму с участием крымских татар.

— Я, по крайней мере, живу там с 1990-х, на моей памяти никогда не было межнациональных конфликтов, никогда не было у нас того, чтобы переросло это в массовые какие-то конфликты и так далее. И сейчас их нет только по одной простой причине, что нам не надо ничего доказывать. Крымские татары — это субъектообразующий народ. Это нация, которая сформирована на данной территории и живет у себя дома. Нам не надо ни с кем драться и доказывать, что ты здесь свой или не свой. Мы всегда рады представителю любой из национальностей, кто готов созидать, развивать Крым. Но, к сожалению, приезжают вот такого рода персонажи, которые пытаются на этой тонкой-тонкой линии играть и еще позволяют себе оскорблять.


— Но тот же Горный предлагает всем забыть старые национальные обиды и идти вперед в деле созидания в Крыму.

— Но тогда он противоречит сам себе. Чтобы забыть, нужно перестать это упоминать. А именно с уст вот такого непорядочного человека все время звучат ложные цифры о каком-то коллаборационизме массовом и так далее. Хотя самому коллаборационизму уже даны все оценки — раз. Во-вторых, уже отработана масса документов, в том числе немецких архивов. Господа Неменко (Александр Неменко — военный историк, автор книг об обороне Крыма и Севастополя во время Великой Отечественной войны прим. ред.), Куртсеитов (Рефик Куртсеитов — крымский историкприм. ред.), допустим, мы уж не говорим о Полякове (Владимир Поляков — крымский историкприм. ред.) и так далее. Вышли уже труды, изложенные в печатных изданиях, в интернет-СМИ, где популярно, вплоть до каждого человека, расписано, кто кому служил, кого и куда угнали, какие вообще цифры. И на самом деле эти цифры вообще не бьются с той отчетностью, которые вот так вот грубо вбрасываются в наше общество. Поэтому, я надеюсь, что люди просто познакомятся с этими трудами.

«ДЛЯ НИХ УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА, СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ ВСЕ ЧУВСТВОВАЛИ СЕБЯ МАКСИМАЛЬНО КОМФОРТНО, НЕ РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ»


— Когда Крым вернулся в Россию, тут же появился указ президента Путина, по которому крымские татары были признаны репрессированным народом. Крымскотатарский язык стал одним из государственных языков республики. Вы каких-то еще крупных шагов ждете от Москвы?

— Указ, прошу заметить, касается реабилитации сразу крымских татар, армян, болгар, греков. Когда некоторые непорядочные люди, как тот персонаж, который явился началом нашего диалога, говорят о том, что кто-то и какую-то проблему грекам создал, кто-то там еще кому-то прислуживал, то прошу обратить внимание — выслали всех: греков, армян, болгар, крымских татар, немцев чуть ранее, и так далее с Крыма. По логике таких людей получается, что греки, армяне, болгары, проживающие на территории Крыма, были пособниками оккупантов. Логично? У меня вопрос к таким персонажам: вы мозгами соображаете, когда пытаетесь из этого ряда выделить одну этническую группу? Тогда объясните мне, почему высланы были все остальные? Для нормального человека, думающего, это должно создавать поле для размышлений. Почему определенная масса людей или определенная национальность была выселена? Кому мешала, зачем, с какой целью и так далее. Это должно вызывать вопросы, а не клеймо, которое кто-то пытается навесить для того, чтобы получить дивиденды, паразитируя на этом. В указе Путина уже было всем объявлено и показано, что нет понятия крымскотатарского коллаборационизма. Нет его! Была ошибка чудовищная на тот момент. Она была обусловлена различного рода совершенно другими вводными. Там была и возможность открытия турецкого фронта, потому и тюркские народы, и многие кавказские были депортированы. Там много всего. Там и одна из очень удивительных историй — якобы создание еще одной этнической республики. Но она должна была быть еврейской, но и этого не случилось. Но это другая история.

Теперь к экономике. Что такое указ? Указ президента — это скелет, который потом наращивается с помощью различных принятых программ, финансирования соответствующего: федерального, республиканского и так далее. И, соответственно, качество выполнения этих программ. Где-то, наверное, я все-таки со стороны критика в этом случае буду говорить. Для меня, допустим, не все так, как хотелось бы. Может быть, просто я это вижу так, или у меня завышенные оценки. Но можно было бы дорабатывать гораздо глубже и гораздо больше сделать по данному направлению.

— Что конкретно вы имеете в виду?

— К сожалению, на сегодняшний день, и это просто удивительно, но не один, подчеркиваю, не один (эта информация открытая, она в доступе), проект федерального финансирования не завершен, так называемая ФЦП законсервирована. Это нонсенс. Не достроен культурный центр крымских татар, недоделан комплекс «Сирень» — там, где проходят все наши мероприятия. И много еще чего: детские сады, и так далее, и так далее.

— Соборная мечеть?

— Соборная мечеть — это не федеральное финансирование. Это финансирование больше меценатов. Но все эти объекты можно просто объединить тем, что одни и те же люди курируют данное направление, пусть и финансирование разное.

И все это при стопроцентном финансировании из федерального центра в Крыму по данному направлению. Но почему-то они консервируются. То есть когда мы возвращаемся в бытность Украины — да, я такое встречал. Были долгострои по причине, что вдруг из тогдашнего центра Киева переставала финансироваться та или иная стройка. Стройка, соответственно, останавливалась. Но в данном случае я четко знаю, что в цифрах это все финансируется, но на месте происходят различного рода странности. Такие как: вдруг оказывается, что неправильно посчитали, но уже при этом профинансировали и часть построили. Не хватило якобы. Вдруг оказывается, что подрядчик был хорошим, и не хватило чуть-чуть ему, чтобы достроить, а он пропал. И так далее.

— И какова причина всех этих странностей?

— Финансы. На мой взгляд, это элементарная возможность нажиться. И причем ну совершенно не брезгуют ничем. Для них указ президента, сделать так, чтобы все чувствовали себя максимально комфортно, не руководство к действию. Это мы говорим только о таких крупных федеральных целевых проектах или программах, которые финансируют большие проекты.

Но еще же есть другая сторона. Да, понятно, что большая часть крымских татар живет в местах компактного проживания, хотя сегодня уже дисперсия. То есть это поначалу еще какая-то была кучность, а сегодня уже и в квартирах живут, и покупают дома, и строят в других местах. Но многие чиновники пытаются натянуть себе медаль, проведя на какую-нибудь центральную улицу асфальтирование или освещение. И при этом они пытаются это представить как помощь крымским татарам: «Россия делает для крымских татар».

Совершенно не согласен с этим тезисом, потому что по этой улице не ездит крымский татарин или армянин, по этой улице ездит каждый гражданин. Нет тупиковой улицы для крымского татарина или света, который пришел в дом только к крымскому татарину. Энергия для всех, вода для всех, асфальт тоже для всех. Но на самом деле это обычная работа, это Федеральный закон № 131, который регламентирует работу органов местного самоуправления.

rian-5504430.jpg

«Почему определенная масса людей или определенная национальность была выселена?»
«НЕТ НИ ОДНОГО УПРАВЛЕНЦА КРЫМСКОГО ТАТАРИНА, КОТОРЫЙ БЫ МОГ БЫ ВООБЩЕ ЯВЛЯТЬСЯ ПОЛИТИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ ФИГУРОЙ»


— А в части языковой политики насколько крымские татары имеют возможность обучаться родному языку, развивать культуру и так далее. Вы ощущаете, что крымскотатарский язык один из государственных в Крыму?

— Значит, что касается Конституции Крыма, конечно же, он там прописан. Но я бы назвал эту пропись не более чем декларацией. Потому что закона, который бы четко регламентировал использование, изучение в обиходе, делопроизводстве и так далее, его в том виде как необходимо, нет. Мы прекрасно помним, как Татарстан болезненно переживал изменения. Но на уровне Татарстана этого опыта у нас, к сожалению, нет. Это даже не претензия к местным властям. В школах же крымскотатарский язык факультативный, только по заявлению.

— А вообще есть некоторое количество крымскотатарских школ?

— Есть некоторое количество, конечно же, они все сохранились в бытность Украины.

— В целом, из 25-летнего украинского опыта взаимоотношений власти и крымских татар можно что-то использовать сейчас в России?

— Тут бы я по-другому посмотрел. Очень большая странность. Что касается изменений юридического статуса Крыма, оно произошло. Мы все стали гражданами Российской Федерации, субъектом Российской Федерации. Законодательство, понятно, изменилось, и все мы теперь следуем российскому законодательству.

Но вопрос людей, которые принимали решение, людей, которые жили с определенным взглядом, с определенными устоями. Они не поменялись. Это те же люди, это те же взгляды. Что может поменяться, если человек всю жизнь исповедовал какую-то неприязнь, которую он пытался проявить тем или иным образом. Ничего не поменялось.

Что стало хуже? Тоже нонсенс, потому что совершенно не соответствует тому, о чем говорил президент России на встречах и что он поручал, в том числе региональной власти. Это количество участников и работников государственной сферы, муниципальной и так далее. Могу сказать, что мы потеряли практически все позиции.

— То есть на Украине была какая-то негласная квота на крымских татар во власти?

— Негласная квота есть везде, на территории всей Российской Федерации, это мы все знаем, во всех субъектах этого придерживаются. Никто официально квоты не прописывает, однако приблизительное соотношение всегда сохраняется. Это держит баланс. К сожалению, в Крыму этот баланс нарушен даже в том виде, который был при Украине. Нет ни одного управленца крымского татарина, который бы мог бы вообще являться политически значимой фигурой. Его нет. Нет ни одного главы администрации, ни одного главы муниципального образования, ни одного министра, ни одного вице-премьера. Их просто нет.

— На раннем этапе вхождения в состав России они были.

— Был вице-премьер. А потом уехал в Госдуму и за собой сжег все мосты.

— Руслан Бальбек?

— Да, и все. Как будто, кроме Бальбека, нет людей.

9x9kxlzpfqcadwiv8ftvsq0wnk0fempg.jpg

«Сергей Аксенов (на фото) достаточно умный. И даже Горный говорит в своем интервью, что он из-за окружения потерял с ними определенный контакт»
«СЕРГЕЙ АКСЕНОВ ВСЕСТОРОННЕ РАЗВИТЫЙ ЧЕЛОВЕК И ПРЕКРАСНО ВСЕ ВИДИТ, ПРЕКРАСНО ВСЕ ПОНИМАЕТ»


— Это целенаправленная политика крымских властей?

— Я не могу назвать это целенаправленной политикой, потому что никто ее не озвучивает. Я опираюсь исключительно на цифры, которые вижу. У нас крымский татарин только руководитель государственного комитета по делам национальностей, а им можно было бы быть кому угодно. Я вообще считаю, что это должен быть не крымский татарин, чтобы не политизировать это направление. Все, больше никого нет. Ну, это как-то даже обидно. Но имеем то, что имеем.

— Может, дело в том, что самые яркие лидеры крымских татар в 2014 году предпочли остаться с Украиной?

— Ни в коем случае. Самое интересное, что как раз на Украине остались те, кто никогда не занимал государственных должностей. Это были больше общественные и общественно-политические деятели. Поэтому говорить о том, что вдруг в одночасье не стало людей, которые могут замещать вакантные политически значимые должности— это абсурд их очень много, они есть. Есть старшего поколения, среднего поколения. Более того за последние пять лет была попытка выучить на территории Республики Татарстан определенное количество людей, готовых этим заниматься.

— Вы ведь как раз один из них.

— Я организатор этого всего в прошлом. К великому сожалению, юрисдикция сменилась, а люди остались те же. Если спрашивать меня, какая проблема, я ее вижу только в этом. То есть люди настроены негативно по отношению к одной из наций. На сегодняшний день в органах власти существуют те, чья непосредственная задача — формировать мнение, при котором складывается впечатление, что крымские татары самоустранились, крымские татары не хотят участвовать, крымские татары не могут или вообще не достойны и так далее. Вот причина, которую я вижу.

— А глава Крыма Сергей Аксенов как к этой ситуации относится?

— Назвать руководителя республики тем, кто не понимает, что происходит, было бы глупо. Сергей Аксенов всесторонне развитый человек и прекрасно все видит, прекрасно все понимает. Зная его лично, он очень часто руководствуются мнением тех, кто его окружает. Я со стопроцентной уверенностью могу сказать, что среди тех, кто его окружает достаточно близко, есть, во-первых, люди со взглядами конкретной нелюбви к крымским татарам, которые выражали это неоднократно, а, во-вторых, есть крымские татары, которые пытаются сформировать определенный образ, определенные мнения, тем самым пытаясь руководить мнением крымских татар.

Но Сергей Аксенов достаточно умный. И даже Горный говорит в своем интервью, что он из-за окружения потерял с ними определенный контакт. Я думаю, что в данном случае, конечно, окружение сработало верно. Думаю, что на каком-то этапе ему подсказали, что этот человек тебя пытается использовать. То есть руководствуется своей псевдоприближенностью, транслирует определенные мысли, в том числе, кстати, что касается межнациональной политики.

И я думаю, что в данном случае происходят изменения. Потому что совсем недавно изменилась определенная политика. Как это стало заметно? У нас сменилось руководство телеканала «Миллет» (крымско-татарский российский телеканал, вещающий в Крымуприм. ред.), очень громко изменилось. Это не просто смена руководителя, это скандал внутри телекомпании «Миллет», совершенно неожиданный руководитель, который не ассоциируется с тем окружением, которое все время лоббирует свои интересы. А там бюджет 240 миллионов. Это показывает, что все-таки господину Аксенову доходит информация определенная, что не все так гладко или не все так, как ему пытаются преподнести. Поэтому я думаю, что в ближайшее время, это мой прогноз, по крайней все-таки будут изменения. И будут некоторое, я не назову потепление, а, скажем, некоторое изменение курса в отношении крымских татар и вообще политики.

bez-imeni-5.jpg

«Очень часто тот, кто пытается натянуть майку лидера, начинает противопоставлять себя или сравнивать с Мустафой Джемилевым (на фото)»
«ЕСЛИ У КОГО-ТО ЕСТЬ ДОВЕРИЕ К ТАКИМ ЛЮДЯМ, ПУСТЬ ОНИ С ЭТИМ ЖИВУТ»


— А что за люди, о которых вы сказали выше, кто пытается говорить с Аксеновым от имени крымских татар, не имея на то особого мандата народа?

— Первая группа — это старая советская украинская номенклатура, я бы ее так назвал. Это старые политические деятели, в основном они все взрослые, которые еще при Советском Союзе начинали свой путь, и при каждой смене власти совершенно спокойно меняли политический окрас. В Украине с каждым новым президентом они совершенно спокойно меняли убеждения, взгляды и партийные билеты. И, самое интересное, с приходом России они стали единороссами и приверженцами действий Кремля, большими любителями Владимира Владимировича Путина.

Если у кого-то есть доверие к таким людям, пусть они с этим живут. Я считаю, что эпоха этих людей заканчивается. Давно пора уже ее закончить. И в принципе это уже потихоньку начинает просматриваться. И думаю, Сергей Аксенов тоже начинает понимать, что иногда его просто системно и красиво пытаются ввести в заблуждение.

Ну, и вторая группа — это сегодняшний депутат Государственной думы Бальбек, который пытается натянуть майку лидера, и его немногочисленная группа сторонников. Вы знаете, чтобы надеть желтую майку лидера, надо сначала выиграть Тур де Франс. А на детском велосипеде его не выиграешь!

— Все же спрошу о тех, кто остался с Украиной. Ведь, откровенно говоря, сложно поверить, что тот же Мустафа Джемилев, который 15 лет отсидел в советских лагерях, перестал быть огромным авторитетом для крымских татар, даже не приняв возвращение Крыма в Россию.

— Очень часто тот, кто пытается натянуть майку лидера, начинает противопоставлять себя или сравнивать с Мустафой Джемилевым. Давайте для начала разберемся, кто такой Мустафа Джемилев. Самое главное и самое первое, что я понимаю в нем — это слово «диссидент». Он боролся еще с советским режимом. Он признанный мировым сообществом диссидент. То есть, когда кто-то пытается с ним сравниться, это все равно, что сравнивать трехлетнего мальчика с профессором. Вот приблизительно так я это понимаю.

Поэтому, какой бы путь не выбрал для себя Мустафа Джемилев, он всегда будет олицетворением борьбы с системой. И я точно так же к нему отношусь. В этой части однозначно к нему уважение и однозначно он этого достоин. Что дальше человек делает на протяжении своей жизни, какие принимает решения, может ли он быть эффективным руководителем или эффективным бизнесменом при этом — это уже не относится к его основному стержню и его амплуа или его характеристикам. И также его представляют себе многие крымские татары. То есть, что бы он для себя не выбрал, ну выбрал он для себя этот путь, вот он боролся. Ассоциируется для него Российская Федерация с СССР? Ассоциируется. Надо же понимать, человек родился в Крыму, его в младенчестве маленьким, только что родившемся, выслали, ему мать с молоком это впитала, как и мне, он с этим жил и боролся. Меняются опять границы, он оказывается в СССР в его понимании, и он будет с этим бороться. Надо это понимать и принимать. Все. Есть ли другой выход, или по-другому можно было бы поступить — это уже вопрос дискуссии, площадок, мнений и так далее. Это все, что касается Джемилева. Те, кто с ним соревнуется, для меня это потерянные личности. Не вижу в этом никакого смысла, просто принимаем дедушку таким, каким он есть.

Во всех остальных случаях люди сами сделали свой выбор. Я точно таким же выбором обладал.

Вы знаете, что касается Джемилева, то его позиция все равно непонятна. Если ты любишь свой народ, то как можно было не сесть за стол переговоров, когда тебе руку дружбы публично предлагает президент страны и обещает, что все будет хорошо. Там же к переговорам подключали даже Шаймиева… Путь конфронтации в данном случае выглядел как очень недальновидный ход, если, опять же повторюсь, для тебя выше интересы твоего народа, а не амбиции или политические игры. Но эту тему продолжать не будем. Ваша точка зрения прозвучала.

rian-5490350.jpg

«Мы бы свой генофонд просто затормозили бы опять на несколько десятков лет. Допустить мы этого не могли никаким образом»
«МЫ БЫ ПРОСТО УНИЧТОЖИЛИ СВОЮ ДРАГОЦЕННУЮ ЗЕМЛЮ, ПОХОРОНИЛИ БЫ ОЧЕНЬ МНОГО МОЛОДЫХ РЕБЯТ»


— Скажите честно, когда вы принимали решение в 2014 году для себя, то выбирали между Украиной и Россией или решали, что будет лучше, по-вашему, для крымскотатарского народа?

— Я как раз выбирал, что лучше для моего народа. Могу пояснить. Я неоднократно в своих интервью говорил о том, каким образом свое решение принял, и его не скрываю. Действительно, первое, что на тот момент мною руководило — это то, что поступив иначе, взяв оружие в руки, либо вступив на путь сопротивления вооруженного, мы потеряем очень много своих людей. Итога у этого не было бы, конфликт бы затянулся, мы бы просто уничтожили свою драгоценную землю, похоронили бы очень много молодых ребят. Мы бы свой генофонд просто затормозили бы опять на несколько десятков лет. Допустить мы этого не могли никаким образом.

Второе, при благоприятном исходе мы однозначно оставались у себя дома, мы у себя на родине. Третье — семьи. Зачем мне куда-то уезжать, когда у меня есть род? Я не могу вывезти свой род и не желаю этого делать, потому что нас всех перевозили домой. Я не жил на съемной квартире, чтобы с нее съехать, только потому, что шумные соседи. Приехал в свой дом, я живу в нем. И мой шумный сосед — это для меня брат, с которым надо сесть и просто поговорить так, чтобы он не шумел. Найти с ним компромисс. Другого выхода не было.

Но повлияло на все это и поведение со стороны Украины, не со стороны украинцев, чтобы не путать, а со стороны власти украинской, которая была на тот момент. Я все-таки имел возможность много с ними общаться. Я был в таком политическом статусе на тот момент, когда обладал возможностью выезда, общения с достаточно высокого уровня людьми, в том числе и со спецслужбами, с руководством. И не перестану это повторять. Это не имеет никакого отношения к сегодняшней Украине, и к сегодняшним украинцам. Но власти нас в тот момент предали! А могли вести себя иначе…

Надо признать, для той Украины, кстати, мы всегда были опасностью — это факт. Не допускали в спецслужбы, не допускали на высшие уровни и так далее. Всегда сторонились, и всегда все было направлено на подавление возможного сопротивления крымских татар, которого в принципе никогда и не было. Люди просто боролись за элементарные права свои как граждане. Вне зависимости от того, это Украина или Российская Федерация. Вот моя характеристика данному факту. Другого выбора на тот момент не было.

Что касается меня сегодняшнего, то я развиваюсь. Езжу по всей стране, езжу по разным субъектам РФ, работаю, получаю разнообразный опыт, который, надеюсь, когда-нибудь пригодится в Крыму.

rian-5736849.jpg

«Все, что нужно крымскому татарину сегодня — это стабильность»
«Я НЕ СТОРОННИК ЛАЯТЬ В ОБРАТНУЮ СТОРОНУ»


— Меджлис крымских татар запрещен в России, против его лидера Рефата Чубарова действуют санкции правительства нашей страны. Но, правильно ли мы понимаем, что заменить эту структуру в нынешнем Крыму некем и нечем?

— Очень многие пишут: «Запрещенная организация». Но Меджлис не относится к террористическим организациям, надо понимать, это же разные вещи. А запрещенных организаций в Российской Федерации иного толка очень много. Это политика государства. Государство таким образом пытается регулировать внутреннюю политику и так далее. Поэтому ничего такого вообще здесь не вижу. Это раз.

Во-вторых, сам был свидетелем, как по линии МИДа проходили государственного уровня встречи, допустим с запрещенными организациями Афганистана. Ну, бывало? Бывало. Поэтому говорить о том, что меджлис сегодня запрещен… а вот может так получиться, что пройдет короткое время, и кто-то сядет за какие-то переговоры. Может быть? Может быть. Это террористическая организация? Нет! И я перед вами сижу — один из руководителей когда-то Алуштинского регионального меджлиса. Меня туда кто-то назначал? Нет. Я туда избирался. Мне мандат давали люди, они приходили и просто голосовали: дают мне возможность говорить от имени или не дают. Я это вот так вижу. Как любая структура она формировалась, какие-то свои мнения транслировала от имени народа, говорила о каких-то проблемах и так далее. Назвать систему плохой или назвать системой, которая направлена на дестабилизацию, у меня не поворачивается язык и не повернется никогда. Выехало из страны несколько десятков человек, членов меджлиса, две тысячи с лишним остались в Крыму. Понимаете разницу?

— Нужно налаживать контакт с теми, кто остался на украинской стороне?

— А контакты не потеряны. Вопрос у меня возникает: кому мешает то, что говорит меджлис? К этому нужно относиться, как к хорошей конструктивной оппозиции. Когда ты видишь, что человек по-другому мыслит, он критикует твою работу, он говорит о твоих слабых местах, на мой взгляд, его нужно не душить, ему нужно дать возможность еще больше показать, что тебе нужно исправить. Но кто-то выбирает другие методы, кто-то считает, что лучше покрасить кого-то в желтую майку лидера, дать ему микрофон и сказать: «Лай в обратную сторону». Вот я не сторонник лаять в обратную сторону.

На самом деле тот, кто посоветовал упразднить или запретить саму структуру меджлиса, это люди, которые не умеют думать вперед. Структура была рабочая, имела возможность и делать, и думать, и говорить.

— Как вы думаете, почему все-таки России не удалось договориться со всеми лидерами крымских татар, ведь до последнего говорили и с Джемилевым, и с Чубаровым?

— Так не бывает. Где вы видели единое мнение? Даже сегодня у нас яркий пример –Конституция России. Мы все любим родину. Но все по-своему воспринимают изменения. И не менее 25-30 процентов населения выразили свое отрицательное мнение. Что мы должны сделать? Как президент России сказал, «нет» — это тоже наш житель, но мы сделаем так, чтобы он поверил, что это было правильно.

Кто-то себе решил, что крымские татары — это небольшая группа людей, объединенных по каким-то интересам, которых можно просто физически или там идеологически сейчас склонить, и все они должны прийти и поклониться. Не будет такого. Не было и не будет. Все, что нужно крымскому татарину сегодня — это стабильность. Ему нужно понимать, что его ребенок ходит в школу, что его ребенок учит свой родной язык, что у него есть социальные гарантии, что ничего ему не грозит, что он может спокойно по асфальту зайти домой, может включить свет, потому что есть электричество, открыть кран, потому что есть вода.

— А со стороны кажется, что все крымские татары предельно политизированы.

— Если это будет муссироваться постоянно, то будет казаться. Если не будут это муссировать — не будет этого. Если правильно вести внутреннюю политику на уровне субъекта и решать все вопросы, которые возникают по комфортному проживанию внутри этого субъекта, то скажите мне, кому будет некомфортно? Разве мы не имеем государственность фактически? Имея Конституцию в виде республики, государства, которое на договорных началах является субъектом Российской Федерации. Какие проблемы? Значит, все-таки вопрос не в крымских татарах, а в подходе, который реализуется.

p7118291.jpg

«Когда касается интересов общества, интересов моего народа, конечно же, будешь предпринимать шаги или действовать, работать»
«А ТО ГОВОРЯТ: „ВСЕ ДАЛИ“. Я ЧАСТО ЭТО СЛЫШУ»


— Земельные вопросы, которые будоражили Крым с конца 1980-х, хотя бы частично решены?

— Процесс этот бесконечный. Проблема этого вопроса в одночасье, конечно же, не решится. Но природа же у вопроса есть. Никто не задавался вопросом, почему татарин крымский? Он требует дать ему кусок земли, ему нужно где-то жить. У него есть дети. Это раз. Второе, он вернулся домой. Где-то продал, где-то вообще отдал Средней Азии или еще где-то, свое имущество. И не по специальному указу, и не по возмещению всех этих потерь, которые были, а просто сам на голую землю приехал и хочет жить. Ну, простая же логика? Значит, все-таки нужно подойти к этому вопросу таким образом, чтобы людям предоставить эту возможность, либо обеспечить их жильем, либо профинансировать на определенных этапах. Эту возможность предоставьте людям, и вопрос закроется. Постоянно этого не будет, но было поколение, которое просто необходимо было этим всем обеспечить.

А то говорят: «Все дали». Я часто это слышу. Что такое: «Все дали»? Вот давайте просто подумаем, что такое «Все дали»? Я как жил в своем доме у родителей, так и живу. Никто мне ничего не давал. Как ходили дети в школу, так и ходят. Что такое «Все дали»? Мечеть построена? Когда кто-то рассказывает мне про мечеть, я хочу всем напомнить: «Ребята, мечети строятся по всей России. Сотнями, тысячами. Они строятся на деньги меценатов». Кто все дал? Государство дало? Или государство в лице региональной власти считает, если они дали разрешение на постройку — это «Все дали»? То есть, тогда, получается, можно построить церковь и сказать христианам: «Все дали». Это глупость полная. А про качество выполнения Федеральных целевых проектов мы с вами уже поговорили.

— Вы ждете, что вас позовут во власть в Крыму? Все-таки у вас серьезный управленческий опыт, включая вице-премьерскую должность в Карачаево-Черкесии. Или у вас на родине слишком сложные отношения на личном уровне?

— Любые личные отношения дают свой эффект, положительный или отрицательный. К сожалению, договориться за пределами Крыма мне гораздо легче. И получить опыт гораздо легче. Не потому что в Крыму все сложно, а потому что там люди делятся по ситуации «ты вот только с тем» или «ты под тем» и т. д. Я не привык себя ассоциировать «под кем-то» или «с кем-то». Могу только быть полезным обществу, работать как чиновник, могу воспринимать своего руководителя, как руководителя, а не как национальность или вероисповедание. У меня другие взгляды.

Да, меня пытаются подвести под то, что я с кем-то или вот твоя граница. Моя граница ровно там, как это прописано в моем трудовом договоре или в законе Российской Федерации. Других границ для меня не существует. Мы уже не говорим про то, что существуют и законы Всевышнего.

А работать в Крыму… Ну, будет такая возможность… Сегодня есть Сергей Аксенов — руководитель, принимающий решения, завтра будет кто-то другой. Если такая возможность будет, конечно же, буду работать на благо республики. Это однозначно.

— Как вы думаете, все-таки вы можете со своими оппонентами, вроде Горного, встретиться не в суде, не на ринге, а где-то за чашкой чая, чтобы обсудить накопившиеся претензии?

— Знаете, давно уже убежден и старшие товарищи всегда так подсказывали, что не менять свое мнение может только дурак. Ты понимаешь, что на определенном этапе всегда появляются новые мысли, ты что-то мог не понимать, тебе могут старшие товарищи подсказать или иногда даже младшие, разницы нет. Поэтому теоретически для себя, конечно же, допускаю. С кем угодно могу сесть и беседовать.

Есть, правда, определенные принципы жизненные или определенные шаги, которые действительно по складу своего характера или по своему отношению к жизни я просто не могу их принять. Это касается лично меня. Но когда касается интересов общества, интересов моего народа, конечно же, будешь предпринимать шаги или действовать, работать.

— Ваш прогноз, как человека, знающего ситуацию изнутри. Допустим, пройдет какой-то период — три-пять лет. Опять будет повод для такого же разговора, как наш сегодняшний, или что-то должно поменяться в Крыму?

— Не исключено. Еще раз: вся проблема, я обозначил ее ранее, в тех элитах и том обществе, которое в Крыму сформировалось за несколько десятков лет до того, как Российская Федерация присоединила регион… Сергей Аксенов, как управленец, как кризис-менеджер эффективен. Но не надо забывать, что еще есть целый пул тех, кто был до него и, возможно, будут после него. Они есть и, к сожалению, некоторые из них меняться просто не хотят.

Читать далее...
 
Сверху Снизу